Договорная работа и проверка контрагентов

Злонамеренное соглашение: в каких случаях сделка признается недействительной?

Злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой имеет место при наличии их умышленного сговора и возникновения вследствие этого неблагоприятных последствий для представляемого. При отсутствии неблагоприятных последствий для представляемого сделка не может быть признана недействительной, даже если есть доказательства сговора представителя и контрагента.

Терехов Камаль

Ведущий юрист REVERA

2038 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Правовая природа сделок, заключенных под влиянием злонамеренного соглашения 

Злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой стороной порождает недействительность заключенной сделки на основании ст. 180 ГК

Справочно. 
В соответствии со ст. 180 ГК сделка, совершенная под влиянием злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, может быть признана судом недействительной по иску любого заинтересованного лица.

Порок воли в сделках, заключенных под влиянием злонамеренного соглашения представителя, выражается в том, что воля представляемого не соответствует волеизъявлению представителя. В отличие от ситуаций, когда сделка совершается неуполномоченным лицом (ст. 184 ГК) или с превышением полномочий (ст. 175 ГК), при злонамеренном соглашении представитель обладает необходимыми полномочиями на совершение сделки, однако использует их во вред интересам представляемого.

Сущность института представительства состоит в том, что представляемый действует через своего представителя, который доносит до контрагента волю представляемого. Так, при подписании договора представитель выражает волю представляемого лица на возникновение прав и обязанностей по этому договору. При злонамеренном соглашении воля представляемого не доводится до контрагента, а подменяется волей представителя. Это приводит к неблагоприятным последствиям для представляемого, что служит основанием недействительности этих сделок.

Таким образом, усматривается конфликт личного интереса представителя и интересов представляемого им лица.

Справочно.
В Российской Федерации применяется иной подход, и сделки, аналогичные злонамеренным соглашениям, отнесены в качестве квалифицированного основания к нарушениям представителем условий осуществления полномочий либо интересов представляемого (аналог ст. 175 ГК в Республике Беларусь). Иные основания, аналогичные ст. 180 ГК (обман, насилие, угроза, кабальность сделки), вынесены в отдельную статью.

Разграничение злонамеренного соглашения, небрежности и выхода представителя за пределы полномочий

Необходимо разграничивать ситуации, когда неблагоприятные последствия являются результатом злонамеренного соглашения между представителем и контрагентом и когда неблагоприятные последствия являются следствием небрежности представителя при заключении сделки.

При злонамеренном соглашении представитель и контрагент умышленно действуют против интересов представляемого, что влечет для него неблагоприятные последствия. 

Пример. 
Злонамеренное соглашение будет усматриваться, если представитель вступает в сговор с контрагентом и от имени представляемого умышленно заключает сделку по заниженной цене с длительной отсрочкой платежа. Однако если представитель заключает невыгодную сделку в силу невежества или недостатка опыта и знаний, то в данном случае не будет усматриваться злонамеренное соглашение.

Последствием небрежности представителя в процессе совершения сделки является возникновение у представляемого права на возмещение причиненного вреда, однако небрежность не является основанием для признания сделки недействительной. 

Злонамеренное соглашение следует отличать от выхода представителя за пределы своих полномочий (ст. 175 ГК). 

Во-первых, в соответствии со ст. 175 ГК речь идет о формальном превышении полномочий, указанных в доверенности или учредительном документе. 

Пример.
Доверенность предусматривает право на заключение договоров на сумму не более 100 тысяч евро, а представитель заключил договор на сумму 150 тысяч евро. При этом представитель может действовать добросовестно, нередко заблуждаясь о наличии у него полномочий на совершение такой сделки. При злонамеренном соглашении представитель умышленно и осознанно входит в сговор с контрагентом, при этом формально действуя в рамках предоставленных ему полномочий.

Во-вторых, сделка, совершенная представителем с превышением своих полномочий, необязательно влечет неблагоприятные последствия для представляемого, в то время как злонамеренное соглашение влечет такие последствия. 

В-третьих, представляемый может одобрить своими действиями сделку, заключенную с превышением полномочий, что исключает возможность признания ее недействительной, в отличие от сделки, совершенной под влиянием злонамеренного соглашения.

Признание сделок недействительными вследствие злонамеренного соглашения

Сделка признается недействительной как заключенная в результате злонамеренного соглашения представителя в случае, если соблюдаются следующие условия:

— сделка совершается представителем, имеющим полномочия на осуществление таких действий;

— при совершении сделки присутствовал умышленный сговор между представителем и другой стороной;

— последствием такой сделки стали негативные последствия для представляемого лица.

Сделка не может быть признана недействительной на основании ст. 180 ГК, если лицо не является представителем и не имеет полномочий на совершение сделки. В таком случае ситуация рассматривается с точки зрения действий неуполномоченного лица согласно ст. 184 ГК.

Справочно. 
Злонамеренное соглашение представителя не следует понимать буквально, как письменно оформленное соглашение представителя и контрагента. Как правило, речь идет об умышленных совместных усилиях и действиях указанных лиц, которые согласованы устно.

В практике обычно злонамеренное соглашение имеет место либо в результате коммерческого подкупа представителя контрагентом, либо при наличии личной заинтересованности представителя в совершении определенной сделки. Вместе с тем злонамеренное соглашение необязательно направлено на получение выгоды от совершенной сделки самим представителем, что отмечено в ч. 6 п. 21 Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 28.10.2005 № 26 «О некоторых вопросах применения хозяйственными судами законодательства, регулирующего недействительность сделок». Выгода представителя может выражаться в получении материального или иного вознаграждения от контрагента.

В соответствии с ч. 2 ст. 100 ХПК каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений. Поэтому истец должен доказать наличие такого злонамеренного соглашения представителя и контрагента, что крайне сложно, в отличие от более «формальных» дел, к примеру, о признании недействительными сделок, заключенных с превышением полномочий представителя. 

В такой ситуации истец нередко вынужден ссылаться на косвенные доказательства: наличие родственных связей между представителем и контрагентом, явную невыгодность заключенной сделки, нетипичность ее условий, имущественный интерес представителя в совершении сделки. Однако представитель может утверждать, что он действовал в рамках своих полномочий, и истец, как правило, не имеет возможности доказать факт коммерческого подкупа представителя или наличия договоренностей представителя и контрагента.

В Российской Федерации аналогичная норма сформулирована иным образом и упрощает процесс доказывания, устанавливая в качестве критерия, что другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого (п. 2 ст. 174 ГК РФ). В таком случае истцу достаточно доказать, что условия сделки очевидно являются аномальными для обычного хозяйственного оборота, а следовательно, между представителем и контрагентом имеется сговор.

Пример.
Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь при рассмотрении дела № 70-13/2014/96А/1193К обратила внимание, что представитель действовал в ущерб интересам представляемого; отсутствовала воля представляемого на совершение сделки; условия договора не согласованы представителем с представляемым; заключенный представителем договор фактически не исполнен. На основании этого суд кассационной инстанции не согласился с выводами судов первой и апелляционной инстанций, отменил судебные постановления об отказе в признании недействительным договора купли-продажи доли в уставном фонде и направил дело на новое рассмотрение.

Таким образом, в вышеуказанном деле наличие злонамеренного соглашения фактически доказано через причинение явного ущерба представляемому. Вместе с тем нельзя сказать, что такая позиция является общепринятой в судебной практике Республики Беларусь.

Последствием злонамеренного соглашения является возникновение неблагоприятных последствий для представляемого, к примеру, отчуждение его имущества по заниженной цене. При этом последствия сделки не обязательно носят только имущественный характер — могут нарушаться также иные законные интересы представляемого. Например, в результате совершения сделки представляемый утрачивает корпоративный контроль, умаляется его деловая репутация.

Последствия признания недействительной сделки, совершенной под влиянием злонамеренного соглашения 

Последствием признания недействительной сделки, совершенной под влиянием злонамеренного соглашения, является односторонняя реституция: возврат потерпевшему другой стороной всего полученного ею по сделке, а имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, а также причитавшееся ему в возмещение переданного другой стороне, обращается в доход Республики Беларусь. 

При невозможности передать имущество в доход Республики Беларусь в натуре взыскивается его стоимость в деньгах. Кроме того, другая сторона возмещает потерпевшему причиненный ему реальный ущерб.

Обращаем внимание, что последствия признания сделки недействительной могут повлечь для представляемого лица дополнительные издержки. К примеру, в результате сделки контрагент приобрел долю в уставном фонде хозяйственного общества по заниженной цене и выплатил представляемому лицу полностью всю сумму. В случае признания такой сделки недействительной на основании ст. 180 ГК представляемое лицо получит обратно долю в уставном фонде, а также будет вынуждено выплатить в доход Республики Беларусь всю сумму, полученную от контрагента. При этом к моменту возврата доли в уставном фонде реальная стоимость активов может быть значительно меньше, чем на дату совершения сделки.

При признании сделки недействительной вследствие злонамеренного соглашения необходимо учитывать важный момент — неблагоприятные последствия должны возникать именно у представляемого лица, а не у третьих лиц, пусть даже связанных с представляемым. 

Признание сделки недействительной на основании ст. 180 ГК является инструментом защиты интересов представляемого лица от действий третьих лиц. Несмотря на то, что ст. 180 ГК допускает возможность подачи иска любым заинтересованным лицом, таким иском должны защищаться интересы именно представляемого лица, как пострадавшего от действий своего представителя, а не самого заинтересованного лица, обратившегося с иском.

Вышеуказанное подтверждается и судебной практикой. В качестве примера рассмотрим дело № 103-7/2019/334А/ 1422К.

Обстоятельства дела

Между ОДО «АМ» (ответчик 1, продавец) и ООО «АТ» (ответчик 2, покупатель) был заключен договор купли-продажи капитального строения. В соответствии с условиями договора покупатель обязался произвести оплату объекта недвижимости в течение 6 месяцев после подписания договора. Указанный договор был зарегистрирован в установленном порядке.

Общее собрание участников ОДО «АМ» 19.08.2016 приняло решение о реорганизации общества путем выделения из него ООО «АМП» (ответчик 3), которое зарегистрировано 24.08.2016 в Едином государственном регистре юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

К ООО «АМП» в порядке правопреемства (с учетом разделительного баланса) перешло право требования с ООО «АТ» денежных средств по договору купли-продажи объекта недвижимости. В связи с этим 01.09.2016 между ООО «АМП» и ООО «АТ» подписано дополнительное соглашение, по условиям которого преамбула договора купли-продажи капитального строения и реквизиты продавца по договору были изложены в новой редакции, согласно которой продавцом объекта недвижимости вместо ОДО «АМ» определено ООО «АМП».

Позднее 27.06.2018 экономический суд Минской области возбудил производство по делу о банкротстве в отношении ОДО «АМ», и решением суда от 11.10.2018 оно признано банкротом, в отношении него открыто ликвидационное производство. Требования М. (бывший участник ОДО «АМ», далее — истец) включены в реестр требований кредиторов ОДО «АМ».

Истец обратился с иском в экономический суд Минской области с требованием о признании недействительным договора купли-продажи капитального строения, как сделки, совершенной под влиянием злонамеренного соглашения, на основании ст. 180 ГК.

Позиция истца

Договор купли-продажи капитально-го строения заключен в результате злонамеренного соглашения представителя одной стороны (продавца) с другой стороной (покупателем) исключительно с целью уклонения от исполнения обязательств по расчетам с истцом в связи с его выходом из состава участников ОДО «АМ».

О наличии злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной сделки свидетельствуют близкие родственные отношения участников ОДО «АМ», ООО «АТ» и ООО «АМП». 

Постановления судебных инстанций

Суды первой и апелляционной инстанций отказали истцу в удовлетворении иска и пришли к выводу, что исходя из комплексного анализа требований ст. 180 ГК злонамеренное соглашение предполагает умышленные действия представителя одной стороны с контрагентом, вследствие чего воля представляемого (в рассматриваемом случае — продавца) не доводится и подменяется волей его представителя.

Отмечено, что при рассмотрении дела истец не предоставил достаточных и достоверных доказательств, свидетельствующих о том, что представители продавца при заключении оспариваемой сделки действовали вопреки воле продавца. 

Суд кассационной инстанции поддержал выводы судов первой и апелляционной инстанций и отметил, что судебные инстанции пришли к обоснованному выводу об отсутствии оснований для признания оспариваемых сделок недействительными по ст. 180 ГК, как совершенных в результате злонамеренного соглашения представителя одной стороны (продавца) с другой стороной (покупателем). Судебные постановления были оставлены без изменений, а кассационная жалоба — без удовлетворения.

Оценка выводов судебных инстанций

Проанализировав ситуацию по делу № 103-7/2019/334А/1422К, можно согласиться с выводом судов об отсутствии оснований для признания недействительным договора купли-продажи капитального строения, как заключенного под влиянием злонамеренного соглашения.

Истец доказывал, что в результате злонамеренного соглашения ущерб причинен ему, так как сделка совершена с целью уклонения от исполнения обязательств по расчетам в связи с его выходом из состава участников. Однако для признания сделки недействительной необходимо обосновывать причинение ущерба интересам представляемого лица (ОДО «АМ»), а не его бывшему участнику. 

При заключении договора купли-продажи капитального строения ОДО «АМ» действовало через своих представителей, а следовательно, проверке подлежало соответствие воли представляемого лица (ОДО «АМ») действиям его представителей. Фактически истец неверно рассматривал себя в качестве представляемого лица, а продавца (ОДО «АМ») — в качестве своего представителя. 

Исходя из описания фактических обстоятельств, не усматривается наличие конфликта интересов представителя и ОДО «АМ», поэтому выводы судебных инстанций считаем обоснованными. 

Рекомендации субъектам хозяйствования по защите от сделок, в основе которых лежит порок воли:
1. Контролируйте и ведите учет доверенностей, которые выдаются на представление интересов и совершение сделок как работникам, так и третьим лицам. 
Нередко приходится сталкиваться с тем, что организации не сохраняют второй экземпляр доверенности, которую они выдают на представление своих интересов, а также не ведут реестр выданных доверенностей. В результате множество лиц на законных основаниях вправе действовать от имени организации, а само представляемое лицо не имеет информации о таких лицах.
2. Предусматривайте срок действия доверенности и отменяйте ее после увольнения работника или возникновения подозрений в недобросовестности представителя.
Доверенность, как правило, действует до истечения срока ее действия или отмены. Обращаем внимание, что удостоверенная нотариусом доверенность, предназначенная для совершения действий за границей, действует бессрочно при отсутствии указания на срок действия.
Если по определенным причинам отпала необходимость в наличии полномочий у представителя, доверенность следует отменить путем письменного уведомления представителя. При увольнении работника рекомендуется также изъять у него оригиналы выданных доверенностей и подписать уведомление о прекращении их действия.
В крайнем случае, когда нужно быстро уведомить об отмене доверенности, рекомендуется направить такое уведомление любыми способами, позволяющими зафиксировать факт отправки (СМС, мессенджеры, почта).
3. Контролируйте действия своего представителя, в том числе путем установления ограничений на совершение сделок или требования о предварительном ознакомлении с условиями сделки до ее подписания.
В случае нарушения представителем ограничений, установленных в доверенности, признать такую сделку недействительной значительно проще, чем при наличии злонамеренного соглашения.

2038 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
• • •
Что делать, если с Вас хотят взыскать долг с помощью исполнительной надписи нотариуса? Чаще всего должник узнает о исполнительной надписи тогда, когда выставляется соотв...
35933